slideshows 1

Секс по-коммунистически

ТРАХ-ТИБИДОХ-ТИБИДОХ!

Был ли в СССР секс? Памятное многим суждение о его отсутствии, разумеется, не соответствует действительности. Не аисты же приносили детей родителям, и не в капусте их находили. Но вот что касается слова "секс", оно, в пору моей юности, в самом деле отсутствовало в словарях русского языка.

Причем не в каких-то второстепенных, а в четырех главных, нормативных, академических. И в "Словаре иностранных слов" тоже. Созвучные вокабулы - "секстант" (угломерный астрономический инструмент) и "секстет" (ансамбль из шести исполнителей) - наличествовали. А вот "секс" (так же, кстати, как и "сексот") не упоминался.

Любовная лексика томилась в темном лингвистическом подполье. Немалые трудности существовали (существуют, кстати, и поныне) с названиями, так сказать, эротических частей тела. Как их обозначать в обычном повседневном общении? Не употреблять же, приватно собеседуя с женой или невестой, специальные медицинские термины "пенис", "фаллос", "вульва", "вагина"... Но ведь все другие имеющие аналогичный смысл слова относятся у нас к разряду непристойностей.

Существительные "жопа", "попка" и "задница" в наиболее распространенный толковый словарь Ожегова допущены не были. Имелась, правда, "ягодица" - "задняя округлая часть тела, седалище", либо "округлая половина этой части". А также "таз" - "костный пояс в нижней части туловища человека"... Выбор, как видите, очень невелик.

Огромная проблема была и с соответствующими глаголами. Какой из них ни произнеси - звучит крайне неприлично. Более или менее приемлемое в обиходе слово "трахаться" широко распространилось позже. Хотя, как говорят, происходит оно из детской радиопостановки пятидесятых годов - "Старика Хоттабыча". От волшебного заклинания "трах-тибидох-тибидох!", которое, совершая чудеса, использовал прославленный джинн...

Многое вообще балансировало тогда на грани фантастики. Не подлежит сомнению, что государство было объективно заинтересовано в росте населения - Родине нужны солдаты! Но, парадокс: самим же государством создавались для деторождения труднопреодолимые препятствия. Оно - как бы нарочно - предпринимало усилия, чтобы мужчины и женщины как можно реже вступали в интимные конктакты. И чтобы - если уж вступают - получали от них как можно меньше удовольствия.

СТАКАН ВОДЫ И РЮМКА ВОДКИ

Из зарубежных фильмов и переводных романов постельные сцены вырезались цензурными ножницами. Распространением эротической продукции, в основном, занимались глухонемые. Один из мощных отрядов советской мафии, с которым милиция не могла (или не хотела) управиться. Странные эти люди ходили по поездам и продавали скабрезные фотокарточки. Снимки были чернобелыми, очень низкого качества. Но кое-что удавалось разглядеть. Другой "визуальный" секс, если не считать подглядывания в замочную скважину, в те времена был редкостью.

Как-то, в середине шестидесятых годов, заведующий редакцией, где я начинал свою журналистскую карьеру, съездил в командировку в Париж. И, по случаю своего благополучного возвращения, устроил для подчиненных вечеринку с выпивкой и закуской. Гвоздем программы стал коллективный просмотр нелегально привезенного им из-за кордона киноролика со стриптизом. Прокрутили мы его два раза подряд. Потом - для полноты ощущений - поставили еще задом наперед (то есть женщины не раздевались, а одевались).

О стриптизе тогда мы знали только понаслышке. Рассказывали такой анекдот: муж, прознав, что на Западе существует подобные диковинные забавы, принял сто грамм, врубил музыку и велел жене раздеться перед ним. Внимательно посмотрев, скривился :"Фу, ничего интересного, лажа какая!.." А один мой приятель произносил (по неведению) слово "стриптиз" как "стриптизЬм". Находя в этом зрелище аналогию с такими уродливыми явлениями, как империализЬм, сионизЬм или абстракционизЬм.

Лично я увиденным очень воодушевился. И пришла мне в голову смелая идея - написать статью "Секс в СССР". Конечно, не для советской прессы (кто б такое напечатал?), а для зарубежных изданий, с которыми наше информационное агентство сотрудничало. При этом ставилась задача: показывать преимущества первой в мире страны социализма. Дескать, все у нас - не только "не хуже, чем у людей", но даже и в тысячу раз лучше!

При написании материала я столкнулся с трудностями. Своего сексуального опыта - по молодости лет - у меня было немного. А найти какую-нибудь литературу по рассматриваемому вопросу было крайне сложно. Ее почти не издавали. Просветительские брошюры "Юноша становится мужчиной" и "Девушка становится женщиной" выпускались ограниченными тиражами. И, соответственно, были - наравне с "Золотым ослом" Апулея и "Декамероном" Боккаччо - предметами ажиотажного спроса. Этот "дефицит" можно было прибрести лишь у спекулянтов, за большие деньги.

Что же касается научных работ по сексологии, чтобы получить их в библиотеке, требовалось - вплоть до 1987 года - специальное разрешение. За распространение или копирование этих книг грозила уголовная ответственность. Сексология практически находилась вне закона. Фрейд был запрещен, отечественных ученых печатали очень мало.

Зато был широко открыт доступ к трудам классиков марксизма-ленинизма. Так что, дабы уяснить для себя суть проблемы, я, волей-неволей, обратился к идейному наследию "самого человечного человека". Конкретно - к знаменитой беседе Ленина с Кларой Цеткин (или "Кларой ЦеЛкин", как мы ее ернически именовали) . Речь шла о модной теории, согласно которой "в коммунистическом обществе удовлетворить половые стремления и любовную потребность так же просто и незначительно, как выпить стакан воды".

"От этой теории наша молодежь... прямо взбесилась", - возмущался вождь. "Конечно, жажда требует удовлетворения, - признавал он. - Но разве нормальный человек при нормальных условиях ляжет на улице в грязь и будет пить из лужи? Или даже из стакана, край которого захватан десятками губ?" Вывод следовал жесткий: "Несдержанность в половой жизни буржуазна... Пролетариат - восходящий класс. Он не нуждается в опьянении, которое оглушало бы его или возбуждало. Ему не нужно ни опьянения половой несдержанностью, ни опьянения алкоголем".

Увы, никаких других "изюминок" - помимо уподобления секса пьянству - у Ильича мне выискать не удалось. Поэтому моя заметка получилась весьма куцей. Следовательно, очень невысоким был и гонорар. Но зато я заслужил у коллег по агентству прозвание "главного полового эксперта". Хоть ироническое, но отчасти и почетное.

КЛАСС КАК СОВОКУПНОСТЬ СОЧЛЕНОВ

Ленин умер, но дело его продолжало жить. В 1927 году в СССР были обнародованы "Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата". В них, в частности, утверждалось, что "половой подбор должен строиться по линии революционно-пролетарской целесообразности". Исходя из этого, "класс имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов, половое должно подчиняться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая".

Там же давались и конкретные рекомендации. Типа того, что "в любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специального полового завоевания". И категорически постулировалось: "Половой акт не должен часто повторяться". Идея о полезности воздержания стала затем активно внедряться в наш суровый социалистический быт.

Половое воспитание подрастающего поколения велось в полном соответствии с известной установкой Мефистофеля из оперы "Фауст": "Мой совет до обрученья не целуй его (или ее)". Никаких добрачных связей, в постель - только после ЗАГСа! Как указывала "Популярная медицинская энциклопедия", "ранняя чувственность ослабляет нервную систему, замедляет общее развитие организма,.. что впоследствие может быть источником больших личных страданий".

Впрочем, торжеству коммунистического пуританства в значительной мере способствовали сами жизненные реалии. Проблема, формулировавшаяся острословами как "есть - чем, есть - кого, нет - где", стояла чрезвычайно остро. Миллионы людей жили в перенаселенных коммунальных квартирах. Вообразите себе радости супружеского интима в тесной каморке, где, помимо мужа и жены, ютятся дети, дед с бабкой, а то еще и теща! Тут поневоле станешь абстинентом,.. хорошо, если не импотентом!

Бдительную заботу об общественной нравственности проявляли администраторы гостиниц. Двухместные номера мужчине и женщине предоставляли лишь при условии, если они предъявят паспорта с пометкой о браке (или дадут администратору взятку)... В домах отдыха супругов зачастую селили поврозь. Мотивируя это нехваткой маленьких комнат.

Но, при большом желании, выход всегда можно найти. Очень популярны были оздоровительно-увеселительные прогулки - вдвоем с дамой сердца - на теплоходе. Часов шесть по каналу имени Москвы, обычно без остановок у причалов. На теплоходах работали рестораны, где участники круиза могли взбодриться перед сладостным уединением в каюте. Или освежиться после.

Беда только, простыней и подушек не выдавали. Чем еще раз демонстрировалось отличие французского секса от русского. Состоящее, как известно, в том, что первым занимаются без нательного белья, а вторым без постельного... Впоследствии какая-то мудрая голова додумалась: нет никакого смысла предаваться любовным утехам на ходу. И теплоходы поставили на стоянку у Северного речного вокзала, превратив их в стационарные отели (бордели) - поплавки.

А вот самые юные вовсе не находили себе пристанища. Как торжествовали мы, когда кто-нибудь из друзей-старшеклассников сообщал: "Есть хата, предки свалили на дачу"! Закупалось спиртное, приглашались "чувихи", устраивались танцы-обжиманцы, затевались игры с поцелуями - "бутылочка" и "кис-кис"... Однако далее лобызаний процесс, как правило, не заходил. После опрометчивого смешения портвейна с коньяком и шампанским молодые неокрепшие наши организмы оказывались неспособными к сексуальным подвигам. До дому бы добрести...

Имелся еще один реальный вариант - турпоход. Самозабвенные объятия с девицей-красавицей на поросшей цветами лужайке, под сенью пышных крон... Пусть сверху кусают комары, а снизу муравьи - с милой рай и без шалаша... Но кончалось ласковое лето, и наступала холодная зима. Лавочки в скверах заметал снег. Последним прибежищем наиболее упорных искателей услад становился какой-нибудь случайный ночной подъезд. С жаркими батареями и сексом в одежде и "встояка".

При всей затрудненности нормальных половых контактов, самое передовое в мире советское здравоохранение вело решительную борьбу с самоудовлетворением - иначе именовавшимся рукоблудием. Мастурбация осуждалась как вредная опасная привычка. Злостный порок, приводящий к истощению организма.

Правда, на моей памяти никого за это антиобщественное деяние в административном порядке не преследовали. Хотя ходила молва, что в двадцатых-тридцатых годах уличенные в занятии онанизмом граждане будто бы отдавались под суд. По обвинению в "связи с кулаком и разбазаривании семенного фонда". Дурацкий вымысел? Но чего только не бывало в Стране Советов - государстве запретов!

ПРОЛЕТАРКА, ПРОЛЕТАРИЙ,
ЗАХОДИТЕ В АБОРТАРИЙ!

С 1936 по 1955 год аборты в СССР были запрещены законом. Подпольно, конечно, они делались. Очень часто в антисанитарных условиях, сомнительными личностями, не имевшими специального медицинского образования. От такого варварского прерывания беременности (в народе это называлось "аборт вязальной спицей") многие женщины приобретали тяжелые гинекологические заболевания. А иные и умирали.

"Коммунистическая партия и Советское государство всегда проявляли и проявляют большую заботу о матерях и детях, - писала (после отмены официального запрета) упоминавшая выше энциклопедия. - ...Законоположения и другие мероприятия органов здравоохранения, народного образования, социального обеспечения, юстиции направлены на постепенное изжитие аборта как социального явления".

Но не тут-то было! Доступные населению противозачаточные средства отличались крайней примитивностью и ненадежностью. Колпачки металлические и "КР"... "Шарики", "цилиндры", тампоны с грамицидиновой пастой... Пока их вставишь, куда следует, всякое желание пропадет. А гарантии никакой.

Главным спермозаградительным приспособлением было легендарное "резиноизделие номер два" производства подмосковной Баковской фабрики. Единственная модель мужского презерватива на всю страну. Продавались кондомы в убогой бумажной упаковке, по цене четыре копейки за пару. Среди знатоков бытовало мнение, что "пользоваться презервативом - все равно что нюхать розу в противогаз". Но куда деваться-то?

У нас в Белокаменной кондомы поступали в продажу бесперебойно. Иначе обстояло дело в других городах. Помню, некоторые мои товарищи по офицерским сборам увозили их из Москвы к себе в провинцию увесистыми свертками. Как самый ценный столичный трофей, прибытия которого с нетерпением ждали жены и подруги.

И вот такие еще ситуации сплошь и рядом наблюдались. Люди робкие, неуверенные в себе, стеснялись спрашивать презервативы в аптеках. Там у прилавков всегда были очереди. Никак твою шепотом обращенную к продавцу просьбу услышат толпящиеся вокруг тетки с сердитыми лицами? Узнают, что ты - постыдный сладострастник?.. Сраму ведь не оберешься, ужас какой!

По все этим причинам презерватив нередко превращался в предмет многоразового использования. Употребив, его тщательно мыли с мылом, потом сушили и даже, говорят, проглаживали утюгом. А если, неровен час, порвется, зашивали нитками. Отсюда, кстати, и пошло вульгарное выражение "гандон штопаный (колючей проволокой)".

...Все это ушло в прошлое, быльем поросло. Никто сегодня не вдалбливает нам в головы, что секс существует отнюдь не для удовольствия, а исключительно для продолжения рода. Не будут поняты молодежью многие наши излюбленные "шутки юмора". Например, пародия на повсеместно исполнявшуюся в шестидесятые годы песню Михаила Светлова, автора хрестоматийной "Гренады: "Ты комсомолка? Да! Давай не отдаваться никогда!" (в оригинале было "не расставаться").

Стали ли мы от всех произошедших трансформаций намного здоровее и счастливее - еще вопрос. Но что морально раскрепостились - это факт. Современный анекдот: девочка возвращается из школы. "Мама, сегодня в нашем классе проводился гинекологический осмотр!" "И что?" "Оказалось, что у нас всего одна девственница!" "Надеюсь, это ты, дочка?" "Нет, мамочка, это наша старенькая учительница Марья Иванна..."

Сексуальная революция продолжается. И никакими силами ее не сдержать, не обуздать. Упомянутая в начале этих заметок "крылатая фраза" - "В СССР секса нет" - прозвучала на заре "перестройки". В 1986 году, в телемосте "Ленинград - Бостон". Сейчас, более двух десятилетий спустя, она воспринимается не иначе, как курьез.

Вот только бы не переборщить, не впасть (как это у нас обычно бывает с революциями) в крайности. Нелепо напяливать лифчики и трусики на статуи богинь в музейных "греческих залах". Однако не стоит и вывешивать фотки голых проституток и рекламу борделей в публичных местах. Там, где ходят малые дети и благочестивые старушки.

Абсурд - подглядывая в спальни, указывать людям, с кем, какими способами, по скольку раз и в каких позах они должны совокупляться. Но и половым партнерам (включая гомосексуальных) не следует выставлять напоказ - типа, "смотрите и удивляйтесь!" - свои будуарные игры и затеи. Секс - дело интимное и сокровенное, занятие для двоих. Третий - лишний. То есть, не мешайте получать удовольствие нам, а мы, со своей стороны, обязуемся не досаждать вам... И никакого конфликта личных и общественных интересов!



Независимый литературный портал РешетоСетевая словестность 45 Параллель Интерактивные конкурсы Стихия